Духовная культура человека в каменном веке


.

Духовная культура человека в каменном веке

Духовный мир древнейшего человека относится к числу самых сложных в исследованиях по преистории. Источники, способные пролить свет на эту сторону жизни древнейшего общества, скудны, а имеющиеся еще и фрагментарны. Ограниченность данных оставляет широкий простор для всякого рода умозрительных построений. К таковым, в частности, можно отнести заключения об отсутствии всяческой духовной культуры у человека в период, предшествующий верхнему палеолиту, о существовании безрелигиозного этапа и независимом формировании начатков положительных знаний и религиозных представлений и т.п. Эти и другие положения не выдерживают критики и просто исходя из логики их обоснований, и особенно при обращении к фактам, составляющим источниковую базу. К разряду последних относятся прежде всего палеолитические погребения и свидетельства изобразительной деятельности.

До относительно недавнего времени в науке господствовала точка зрения о появлении традиции погребения умерших не ранее верхнего палеолита. Погребениям древнекаменного века уделялось огромное значение, в частности потому, что их появление расценивалось как показатель перехода людей на качественно новый уровень социального и интеллектуального развития. Со времени открытия первого мустьерского погребения прошло более ста лет, однако допущение о существовании у неандертальцев погребальной обрядности многими исследователями принимается со скептицизмом. Причиной этому является традиционная примитивизация нашими современниками человека и культуры нижнего и среднего палеолита. В науке такой взгляд постепенно преодолевается, и в настоящее время вопрос стоит не о признании возраста древнейших погребений, а о расшифровке их смысла и исторического содержания.

На всей территории Евразии к настоящему времени открыто около 50 погребений среднепалеолитического (мустьерского) времени. Учитывая, что некоторые из них были двойными и даже коллективными, вместе они содержат немногим более 60 погребенных. Одно погребение приходится на многие десятки и сотни известных памятников и один погребенный на многие тысячи человек. При общем взгляде это количество погребений на всю мустьерскую эпоху мизерно — одно на тысячелетие! Однако обширность географии погребений говорит о всеобщем характере этого феномена. Основная масса таких погребений приходится на Ближний Восток и Западную Европу.

Сам факт существования в мустьерское время погребений позволяет ставить вопрос о том, что для неандертальца были характерны значительно более сложные, чем это обычно допускается, социальные отношения и уже оформившиеся религиозные представления. Проявление заботы об умершем сородиче путем его захоронения свидетельствует о начале складывания устойчивой памяти об ушедшем поколении (то, что для более поздних этапов называется исторической памятью) и формировании исторического мышления, предполагавшего осознание внематериальной связи между живыми и умершими. Конечно, реально такое осознание вряд ли уходило глубже одного — максимум двух поколений. Но принципиальным здесь является само наличие раздвоенного восприятия жизни человека и, возможно, мира в целом. Позднее это раздвоение оформилось в виде противопоставления мира реального потустороннему. Какими бы элементарными не были первоначальные представления, связанные с подобным восприятием, существование их предполагает возникновение религиозного сознания и формирования мифологического объяснения космоса.

Сложен вопрос о времени возникновения религиозных представлений. Для ашельской эпохи не выявлено пока погребений или каких-либо других источников, которые позволяли бы хоть приблизительно описать духовную культуру человека той эпохи. Но отсутствие таковых вполне может объясняться и состоянием изученности ашельских древностей. Источники по ашелю в количественном отношении значительно уступают данным по эпохе мустье. Нельзя сбрасывать со счетов и такую возможность, что проявления духовной жизни различны во временном и пространственном отношениях и далеко не все они способны воплощаться в материальные остатки, пригодные для археологической фиксации. Поэтому возможность возникновения духовной сферы жизни человека в более раннее время, чем эпоха мустье, не должна исключаться.

Переходя к вопросу о соотношении «религиозного» и «безрелигиозного» периодов первобытной культуры, следует отметить, что не существует никаких данных, позволяющих не только рассуждать о предшествовании одного другому, но и производить такое разделение. Представляется достаточно обоснованной точка зрения, согласно которой мышление древнейшего человека характеризовалось синкретичностью или, говоря иначе, сложным нерасчлененным переплетением рационального и иррационального начал.

Характер и сущность ранних форм религии устанавливаются на основании логических реконструкций и этнографических источников. Наиболее распространены в первобытности были такие религиозные верования, как анимализм, тотемизм, фетишизм, магия, анимизм, культ предков. Некоторые из них (скажем, магия) являлись всеобщими, т.е. характерными для всех регионов и во все первобытные периоды, а другие — более или менее локальными или бытовавшими на протяжении некоторых отрезков первобытности (культ предков, к примеру).

Специфика первобытных верований состояла в их взаимной совместимости у одних и тех же обществ. Нормой является сосуществование элементов магии, фетишизма, анимизма и т.д. Первобытная религия, как и современная, характеризуется верой в сверхъестественное. Но ранние формы религии не являются целостными системами с устоявшимся и единообразно понимаемым единством таких составляющих развитых религий, как догмат, культ и обряд.

Выше отмечалось, что применительно к мустьерскому времени уже можно говорить о возникновении религиозных представлений. Трудно судить с определенностью об их конкретных формах, но можно допустить, что определяющую роль играли в них анималистические верования. «Тайники» в пещерных нишах со сложенными в них черепами медведей, характерные для некоторых памятников мустьерского возраста, говорят о каких-то обрядовых действиях, связанных с особым, неутилитарным отношением к избранному животному. Достаточно уверенно можно предположить, что эти ритуалы имели в своей основе придание сверхъестественных свойств конкретному животному, что и составляет суть как одной из ранних форм религии.

Усложнение религиозного отношения к животному или объекту нематериального мира приводит к возникновению — верования, основанного на представлении о сверхъестественной родственной связи конкретной группы людей (род, фратрия) с определенным видом животного, растения или иного объекта либо явления природы. Тотемизм можно назвать одной из характернейших родовых религий.

  • Другое распространенное религиозное верование. Суть его состоит в одушевлении окружающих человека предметов. Развитие анимизма, по-видимому, привело впоследствии к появлению веры в духов — добрых и злых, вредоносных и доброжелательных. На этой разновидности верований основывается характерная для поздней первобытности и довольно развитая форма первобытной религии — культ предков.
  • Наделение сверхъестественными свойствами неодушевленных предметов. Фетиш является и предметом поклонения, и помощником в ритуальных действиях, производимых с конкретной прагматической целью.
  • Универсальная форма ранних религиозных верований. Она предполагает веру в возможность сверхъестественного воздействия на людей и объекты окружающего мира посредством различных манипуляций и заклинаний. Исследователи подразделяют магию на вредоносную, любовную, промысловую, предохранительную, военную, метеорологическую. Магические верования настолько стойкие, что ими пронизана обрядность даже современных мировых религий.

Становление и развитие религии не являлось процессом, изолированным от других сфер духовной жизни. Параллельно и вместе с религией происходило и накопление положительных знаний человека о себе самом и об окружающем мире. Уже первые шаги людей были отмечены началом познания. К одним открытиям человек шел в течение сотен тысяч лет, а другие возникали спонтанно и синхронно. Основным побудительным мотивом накопления позитивных знаний выступала изначальная и вечная для людей потребность в удовлетворении повседневных потребностей — как материальных, так и духовных.

Познание мира первобытным человеком осуществлялось через его практическое освоение и использование в своих насущных интересах. Успешная деятельность в этом направлении предполагает наличие такого уровня мышления, который допускает способность оперирования отвлеченными понятиями, и прежде всего понятиями качества. Уже древнейшие люди различали породы камня и относились избирательно к используемому в своем производстве сырью. По крайней мере 1,5 млн лет назад люди начинают использовать полезные качества огня. Устройство жилищ, возникших в то же время, предполагало оперирование пространственными понятиями. Во всех этих и других видах деятельности человек сам выступал в качестве мерила и оценки мира.

Окружающие предметы и явления были интересны для человека в той мере, в какой они оказывались для него полезны или вредны. В центре мыслительной организации пространства находился он сам. Понятия «вперед-назад», «левое-правое», «близко-далеко» и многие другие вырабатывались и понимались только относительно самого человека. Строение тела служило основой для возникновения представления о симметрии и асимметрии, а также для вертикальных пространственных обозначений «верх-низ». Видимо, изначальной антропоцентричностью исходных пространственных понятий объясняется наличие в них чисто человеческой оценочной нагрузки: верх — возвышенное, низ — низменное, правое — правильное, левое — неверное, передняя сторона — светлое, задняя — темное и тому подобных. Выразительным примером этого же ряда является возникновение пятиричной, десятиричной и двадцатиричной систем счета. Нетрудно увязать происхождение и развитие этих систем с числом пальцев на руках и ногах.

В течение нижнего и среднего палеолита накопление позитивных знаний должно было происходить достаточно медленно, поскольку оно ограничивалось узостью практики экстенсивной охоты и примитивного собирательства. Основная сфера накопления знаний в эти эпохи включала поведение животных, свойства и распространение растений, технологию изготовления орудий труда.

Резкое ускорение темпов познания мира наступает в верхнем палеолите.

  1. В это время расширяется количество материалов, вовлекаемых человеком в производство, коренным образом совершенствуется технология обработки камня и кости, становится разнообразной и значительно более эффективной стратегия охоты, изобретаются, как уже сказано, лук и стрелы.
  2. Продукты охоты рассчитаны не только на немедленное потребление, но и на хранение.
  3. Собирательство растительных продуктов усложняется. Реализуется идея их переработки.
  4. Отмечается прогресс в овладении техникой использования огня, который применяется не только в жизнеобеспечивающих, но и в технических целях (обожжение глины, получение минеральной краски, раскалывание камня).

Неолит является следующим принципиальным рубежом в формировании и организации положительных знаний. Возникновение земледелия и скотоводства приводит к выработке традиционных навыков зоотехники и агрономии. Там, где практикуется поливное земледелие, складывается целая система агро- и гидротехники и утверждаются начатки математики. Расширение обмена, возникновение торговли, увеличение производства приводит к усложнению счета, возникновению числовых разрядов, а также к закреплению географических представлений и знаний о соседних народах. Потребности земледелия требуют более упорядоченного и фиксированного отсчета времени. Поэтому возникает календарь, имеющий прямую привязку к сельскохозяйственным годичным циклам. Это достигается систематизацией наблюдений за небесными светилами и исчислением времени по видимой скорости их движения и фазам свечения. Наивысшее достижение первобытности в этой области — изобретение лунного календаря — можно отнести к неолитическому времени.

Все тенденции накопления положительных знаний, возникшие в неолите, находят свое продолжение и качественное развитие на этапе разложения первобытнообщинного строя. К этому времени человечество владело начатками знаний в таких отраслях, как география, строительство, транспорт, металлургия, механика и медицина. На стадии классообразования происходит разделение умственного и физического труда.

Одним из самых ярких проявлений духовной культуры человека каменного века является изобразительное искусство. Теории его происхождения условно можно разделить на религиозную, биологическую, производственно-эстетическую и игровую.

Суть теории религиозного происхождения искусства заключается в признании искусства как божьего дара, призванного удовлетворять религиозные чувства и оформлять религиозную обрядность древнейших людей.

Согласно «игровой» теории, движущей силой как общественного развития, так и происхождения и развития искусства являются игра и ритм, радость творчества, нецеленаправленные ритмические игровые движения, в процессе которых появляются и утварь, и украшения, и орудия производства. Эта теория провозглашает девиз: «игра старше труда, а искусство старше производства полезных предметов».

Сторонники биологической точки зрения обращаются к фактам «украшательства» у животных и декларируют изначальный и биологически обусловленный характер эстетического чувства человека. В этой связи часто ссылаются на следующие примеры из трудов Ч. Дарвина (хотя он не утверждал биологической обусловленности происхождения искусства):

«Самцы некоторых птиц намеренно распускают свои перья и щеголяют яркими красками… самки любуются красотой самцов… нежные песни самцов в пору любви, несомненно, нравятся самкам… Одни и те же цвета и звуки нравятся нам и низшим животным».

Производственно-эстетическая теория, как представляется, в наибольшей мере отвечает конкретным фактам и наиболее строга логически. Суть ее состоит в том, что искусство возникает ни основе эстетического чувства, которое, в свою очередь, формируется и развивается в процессе общественной и производственной практики человека. Такой взгляд на генезис искусства предполагает понимание его как долговременного процесса, развивающегося в прямой зависимости от всех других сторон человеческого бытия.

Исходя из рассматриваемой производственно-эстетической теории возникновения искусства, уже первые люди должны были обладать способностью к ощущению красоты, правда, неотчленяемой еще от утилитарности. Понятия симметрии, ритма и формы имеются у древнейших изготовителей каменных орудий. Чем лучше орудие приспособлено для выполнения своей функции, тем оно «красивее» с точки зрения изготовителя. Действительно, и современный человек способен восхититься изяществом некоторых форм орудий даже времени «питекантропа» — явно излишним для функционального предназначения этих орудий. Однако каких-либо свидетельств изобразительной деятельности человека для времени ранее эпохи мустье пока неизвестно.

К таким базовым первоэлементам искусства, как ритм и форма, в мустьерское время прибавляется цвет. Человек этого времени научился распознавать и использовать природную минеральную краску — охру. В культурных слоях мустьерских слоев памятников Франции, Германии и Италии обнаружены комочки охры (Ля Ферраси, Комб-Капель, Ле Мустье и др.), камни с выбитыми на них углублениями в виде лунок (Ля Ферраси, Таволи), кости животных с насечками и узорными линиями (Ле Мустье), каменные плитки с участками, окрашенными красной краской (Ля Ферраси). Таким образом, в период мустье были созданы и в некоторой степени использованы все необходимые предпосылки для формирования «технических» искусств или художественной деятельности, предполагающей использование специальных естественных и искусственных средств при создании какого-либо произведения. Что касается «мусических» искусств (пение, танцы), то их возникновение, по-видимому, можно отнести к более раннему времени, чем искусств «технических».

Расцвет первобытного изобразительного искусства приходится на верхний палеолит. Некоторые достижения искусства этого времени (например, наскальная живопись) остались непревзойденными во все последующие стадии первобытной эпохи.

Верхнепалеолитическое искусство появляется в нескольких формах: наскальная, живопись, гравировка, рисунок, скульптура, барельеф.

В рамках этой эпохи происходили эволюция и обогащение форм и стилей изобразительности. Данная эволюция рассматривается обычно на материалах Западной Европы, которая является основным очагом палеолитического изобразительного искусства.

Имеются претендующие на универсальность базовые классификационные системы А. Брейля и А. Леруа-Гурана. Применительно к Восточной Европе перекликающаяся с указанными общая схема разработана Я. Козловским. Исходным для концептуальных систем французских исследователей служило положение об однолинейном поступательном и эволюционном развитии палеолитического искусства. Согласно схеме А. Брейля, выделяется два последовательных цикла в развитии наскальной живописи Европы — ориньякско-перигордийский и солютрейско-мадленский. В сформулированных позднее (к середине 60-х годов XX в.) и основанных на структурном анализе изображений обобщениях А. Леруа-Гурана совокупность произведений изобразительного искусства палеолита Западной Европы подразделяется на более дробные составляющие. Выделяется четыре стиля, которые последовательно сменяют друг друга. Характеристики их, естественно, описываются с опорой, главным образом, на наскальное искусство, которое для Западной Европы гораздо более показательно и богаче, нежели скульптура. Однако принципы выделения этих стилей в основном применимы и к произведениям искусства малых форм.

  • Стиль 1 («первый примитивный») по А. Леруа-Гурану соответствует ориньяку и началу граветта (35-28 тыс. лет назад). Главной особенностью этого стиля является нечеткая обрисовка контуров животных и незаконченность фигур. В тематике явно выделяется знаковое изображение женских признаков пола.
  • Стиль 2 («второй примитивный») связан с граветтом — началом солютре (28-20 тыс. лет назад). Изображение животных оформляется «синусоидной» линией, которая обрисовывает шею и спину. Рога показываются в профиль или в фас в искаженной перспективе. Ноги часто отсутствуют или только обозначены. В некоторых случаях ноги не редуцированы и оформлены на всю длину. Это период женских скульптурных изображений, называемых «палеолитическими венерами».
  • Стиль 3 («архаический») относится к концу солютре и началу мадлена (19-16 тыс. лет назад). Изображения животных этого периода характеризуются объемностью тела. Часто передняя часть тела преувеличена, а ноги укорочены.
  • Стиль 4 («классический») соотносится со средним и поздним мадленом (15-12 тыс. лет назад). В начале периода пропорции фигур животных становятся реалистичными, но в изображениях сохраняется скованность; фигуры как бы висят в воздухе. Этот стиль подразделяется на две стадии — раннюю и позднюю. Уже на ранней стадии отмечается исключительная согласованность деталей изображаемого объекта и большее соответствие изображений морфологическим соотношениям реального животного. Грива всегда передается штриховкой, показывается волосяной покров на различных участках тела. К концу периода реализм в передаче экстерьера усиливается.

С концом верхнепалеолитической культуры происходит и закат искусства древнекаменного века. В классическом районе верхнепалеолитического искусства в период мезолита мы находим главным образом раскрашенные гальки (Мае д’Азиль). Традиция наскальной живописи перемещается в Восточную Испанию и переживает здесь расцвет между VIII-V тысячелетиями до н.э.

Неолитическое искусство земледельцев Европы приобретает декоративно-прикладной, с современной точки зрения, характер. В эту эпоху широко входят в практику роспись керамических сосудов и мелкая скульптура. В Северной Европе распространяется традиция петроглифов (резные, гравированные, выбитые наскальные изображения).

Основной объект искусства каменного века — животное. Живописью, скульптурой, гравировкой передаются образы животных, служивших охотничьей добычей человека. Сам человек меньше интересует первобытного художника. Если человек и изображается (в основном в виде «палеолитических венер»), то условно и при полном отсутствии стремления к воссозданию портретного сходства. Достаточно много в палеолитическом искусстве орнаментальных и знаковых изображений. Они, как правило, сопровождают реалистические фигуры. Ученые уделяют много внимания расшифровке семантики и содержания схематических изображений, но говорить о крупных достижениях в этой сложнейшей области не приходится. Достоверной можно считать разгадку большой группы стилизованных изображений как женских знаков пола — мотив весьма распространенный в первобытном искусстве.

Дискуссионной является проблема функции первобытного искусства. Если подходить к этому вопросу с точки зрения современного исследователя, то можно установить целый ряд ролей, выполнявшихся комплексом ранних искусств: идеологической, образовательной, социальной, познавательной, магической. Иными словами, первобытное искусство выполняло, в принципе, те же функции, что и современное. С этой точки зрения споры на данную тему представляются искусственными. Можно рассуждать о восприятии этих функций самим палеолитическим человеком. При таком подходе, вероятно, должны быть выделены эстетическая, религиозная и социальная функции. Они могли проявляться как порознь, так и неразрывно друг от друга.


Оставить свой комментарий

2013 © История развития России, стран европы и США

MediaSova.com - поддержка и продвижение сайтов в интернете