Разложение родового строя — конец «детства человечества»


.

2d6cf32b0622c24954dc58e1af6d

Конец IV — начало III тысячелетия до н.э. ознаменовался внедрением металла в жизнь населения обширных регионов. К середине III тысячелетия изделия из бронзы вошли в широкий обиход людей, населявших Переднюю Азию и Южную Европу, а на рубеже II—I тысячелетий до н.э. активное использование металла отмечается уже практически во всей Евразии и Северной Африке. Металл стал использоваться раньше всего в тех сферах жизни, в которых во все эпохи древней истории находили применение любые значительные открытия, а именно в вооружении и для изготовления украшений и культовых предметов, и только во вторую очередь — в обычной хозяйственной деятельности.

К изобретению технологии добычи металла и его обработки носители передовых для того времени культур были уже готовы. Освоение начатков горного дела относится к неолиту: именно тогда появились первые шахты по добыче сырья для каменных изделий. Высокая степень избирательности неолитических людей к исходному сырью говорит и о знакомстве их с основными свойствами минералов.

Еще верхнепалеолитические люди приносили на свои стоянки осколки метеоритного железа и желваки самородных металлов. Иногда для получения минеральных красок использовали различные породы с концентрированным содержанием железа и других металлов. Но если в предшествующие эпохи выплавка металла была невозможна чисто технически, то успехи в области пиротехники неолитических людей, в принципе, делали это достижимым. Тем не менее в эпоху неолита эта возможность еще не была реализована. Она оказалась востребованной лишь в итоге тех сложных социально-экономических процессов, начало которых связано с переходом к производящему хозяйству. Логика развития экономики, в которой имелось место для образования избыточного продукта, объективно вела к максимально эффективному использованию производительных сил. Одним из решающих средств их активизации и обновления в эпоху бронзы послужило само освоение металла и специализация производств.

В это время значительно возрастает производительность труда.

  • Земледелие становится уже пашенным. Благодаря этому одна семья способна обрабатывать достаточно крупный участок земли и получать большой урожай. Искусственное орошение в местах, где оно практиковалось, позволяло делать этот урожай регулярным и гарантированным. Увеличение общего производства и расширение хозяйственно-бытовой сферы подталкивало к специализации ремесла.
  • Кузнец, гончар и ткач оказываются способными своим ремеслом обеспечить себя и свою семью. Одновременно возникает активный обмен, сначала прямой, а затем с использованием различных меновых эквивалентов.
  • Обменные связи приобретают широкий территориальный охват. В него включаются не только соседние общины, но и поселения, отстоящие друг от друга на многие сотни километров. Возникает прослойка людей, специализирующихся на торговле, образуются торговые пути, которые стимулируют взаимовлияние культур и распространение технических достижений.

Земледельческое население эпохи бронзы обитало обычно в крупных поселениях, состоящих из нескольких десятков домов. Жизнь людей в этих поселках скрепляли экономические отношения в не меньшей степени, чем родственные. Социальные отношения в целом стали приобретать усложненный характер. Начавшие складываться еще в неолите механизмы выделения общинных и родовых лидеров дополнились теперь экономическими претензиями формирующейся знати на социальное главенство.

Утверждение семьи как самостоятельной экономической единицы продолжило ослабление родового начала в регламентации общественной жизни. Новые установления, призванные приспособить социальные отношения к изменившимся экономическим условиям, действовали в направлении сужения роли чисто родовых отношений. Социальные регламентации стали облекаться в фиксированные нормы обычного права, действующего по территориальному принципу и распространяющегося в одинаковой степени на каждого члена общины независимо от его родового происхождения. В обычном праве получила отражение и наметившаяся дифференциация в экономической и общественной сферах жизни.

Начавшаяся в неолите дивергенция земледельческого и скотоводческого направлений культур в эпоху бронзы приобретает более контрастный характер и воплощается в новых сложных реальностях. Земледельческие общества развиваются более динамично. У них накапливаются богатства как следствие продуктивности их хозяйства. Появляются крупные поселения и даже большие города. Что же касается племен, хозяйственный уклад которых базировался на кочевом скотоводстве, то их экономическое благосостояние не могло быть таким же стабильным и с тенденцией к постоянному возрастанию, как у земледельцев. На протяжении того времени, когда экономический достаток этих двух культурных миров находился примерно на одинаковом уровне, их взаимоотношения носили дружественный характер. Но с утверждением у них экономики, ориентированной на накопление богатств, и появлением между ними различий в обладании этими богатствами возникла экономическая основа для военных столкновений. В эпоху бронзы с земледельческой цивилизацией почти повсеместно соседствует кочевническая («варварская») периферия, и первая подвергается систематическим грабительским набегам со стороны второй.

Уже в IV тысячелетии до н.э. крупные земледельческие поселения Евразии, как правило, окружены оборонительными сооружениями. Грабительские войны этой эпохи становятся одним из существенных факторов, стимулирующих возникновение новых социально-экономических отношений и образование ранних политических объединений. Успешные набеги давали богатую добычу и пленников. При разделе трофеев в более выгодном положении оказывались военные предводители и вожди. Это способствовало увеличению имущественного разрыва между знатью и обычными членами общины, закреплению авторитета вождей.

В общинах, являвшихся жертвами набегов, происходило образование определенных структур, предполагавших выделение военных предводителей и дружины, а также упрочение власти вождя. Угроза военных столкновений и постоянное противостояние косвенно способствовали не только утверждению фактора силы в отношениях между враждебными обществами, но и распространению его в иных формах во внутриобщинной жизни. Принятие решений, касающихся дел всей общины, узким кругом лиц, состоящим из знати, при этих условиях неизбежно входило в норму.

При ослаблении и распаде родовых связей на экономический достаток каждого общинника влияли личные интеллектуальные и физические качества человека, состав семьи, расположение, размеры и урожайность возделываемого участка земли, величина полученного наследства и т.п. Естественно, эти условия не могли быть равными для всех. Сохраняя личную свободу и имея формально голос на собраниях, часть общинников могла реально попадать в экономическую зависимость от своих сородичей или соседей. В то же время продолжалось формирование знати, в руках которой все больше сосредоточивались власть, богатства, рабы и возможность сохранения своего благополучия благодаря поддержке дружины. Образование этого полюса власти поначалу не носило конфликтного характера, так как оно объективно было выгодно для всей общины. Возникающая форма управления удовлетворяла потребностям безопасности от внешней угрозы и сохраняла определенное социальное равновесие в общине.

В целом, этот уровень общественной организации завершал собой пред-политический, догосударственный этап развития общества. Дальнейшее развитие такой системы вело к формированию надличностных структур власти, освященных начатками права, государственной идеологией и подкрепленных авторитетом силы.

Возникновение государственности характеризовалось институализацией власти, ее иерархичностью и наследуемостью. Переход к государству в различных регионах происходил в разное время и неодинаково. Типичным был путь, когда власть начинал олицетворять наиболее знатный военачальник, реальная сила которого обеспечивалась опорой на дружину. Часто верховная власть сосредоточивалась в руках одного из племенных вождей, обладавшего наивысшим авторитетом. В тех обществах, где традиционно велика была роль религии, высшая власть переходила к жрецам. Наконец, на всех континентах остались многочисленные народы (племена), не прошедшие государственной стадии развития.

Обобщая данные, касающиеся механизма разложения первобытнообщинного уклада и замены его государством, можно заключить, что в основе этого процесса лежит возникновение экономики, ориентированной на накопление богатств через производство и присвоение прибавочного продукта. Там, где данному процессу благоприятствовали природные и историко-культурные обстоятельства, общественные отношения, базирующиеся на экономической свободе одних и зависимости других, трансформировались в отношения господства и подчинения. Первобытные грабительские войны являлись внешним стимулом, ускоряющим естественный ход социальной стратификации и политической самоорганизации общества. Сами по себе грабительские войны не приводили к сложению государства.

При наличии благоприятных природно-географических условий действие факторов, формирующих государство, находило масштабные проявления в виде мощных политических образований и даже ранних империй. Именно такое завершение рассматриваемого процесса имело место в начале III тысячелетия до н.э. в долине Нила, в Восточном Средиземноморье и Месопотамии, в долине Инда и несколько позже в бассейне Ганга, а также в Индокитае.

В возникших здесь государствах власть аппарата управления была узаконена, а верховный правитель часто обожествлялся, хотя воспринимался при этом не сошедшим богом или представителем бога, а, наоборот, представителем народа и страны перед богами. Вместе с генезисом государственности появляется письменность, литература, великолепная монументальная архитектура, развитые религиозные системы. С возникновением первых государств закончилось «детство человечества» — самый большой отрезок истории, длившийся около двух миллионов лет.

        Рубрика: История       Запись имеет метки: , , , ,

Оставить свой комментарий

2013 © История развития России, стран европы и США

MediaSova.com - поддержка и продвижение сайтов в интернете